Tags: любовь

ропщется мне

Осень толпится в городе у его выходной двери, поправляет шарф нервно, ворот выше и до последней пуговицы. Если ты когда-нибудь вспомнишь меня – пожалуйста, рьяно реви. Я тебе на подмогу пришлю аромат свежесрезанной луковицы. Моя жизнь происходит несколько безнадежно в плане сбора воедино мозаики из слов, прикосновений, шепота и запаха твоих волос. Я однажды даже вывесил на балкон белесое стыдное знамя. А потом кто-то крикнул «слабак», и я его вместе с ветром домой занес. И несметных сокровищ не брошу к ногам твоим заслужившим право в своей неземной походке не прикасаться к земле вовсе. И не стану с тобою делиться просторной пустой отравой теплоты моих снов и отчаяния пробужденья после. Это все безнадежно: перебираю смыслы, слова и звуки. Осень опять-таки толпится в городе у его выходной двери. Из таких болот достают только самые нежные руки. Если ты когда-нибудь вспомнишь меня – просто сотри.

пытки нежностью

Ничего, слышите, ничего со мной в жизни не случалось прекраснее её нежности, её прикосновений, её дыхания у меня на плече, её абсолютно детской ладошки в моей руке. Правда потом, когда просыпаешься… хреново и воздуха не хватает.
Иногда, если я слишком дерзко бросаю вызов своему подсознанию, пытаюсь рационализировать ощущения, вывести универсальные законы распределения эмоций ко мне приходят вот такие вот сны. Мое нутро как бы хватает меня самого за шкирку и методично вещает: "Милок, вот ты, вот она. Смотри, если она один раз прикоснется к тебе - пульс под 140. Упирается своим носиком тебе в щеку - 180. Ты железный, да? Ты совсем всё умеешь объяснять? Давай, теперь, попробуй надышаться." И смеётся. Смеётся.

нашел... уникальные строки. Елена Ширман "Последние стихи"

Эти стихи, наверное, последние,
Человек имеет право перед смертью высказаться,
Поэтому мне ничего больше не совестно.
Я всю жизнь пыталась быть мужественной,
Я хотела быть достойной твоей доброй улыбки
Или хотя бы твоей доброй памяти.
Но мне это всегда удавалось плохо,
С каждый днем удается все хуже,
А теперь, наверно, уже никогда не удастся.
Вся наша многолетняя переписка
И нечастные скудные встречи —
Напрасная и болезненная попытка
Перепрыгнуть законы пространства и времени.
Ты это понял прочнее и раньше, чем я.
Потому твои письма, после полтавской встречи,
Стали конкретными и объективными, как речь докладчика,
Любознательными, как викторина,
Равнодушными, как трамвайная вежливость.
Это совсем не твои письма. Ты их пишешь, себя насилуя,
Потому они меня больше не радуют,
Они сплющивают меня, как молоток шляпу гвоздя.
И бессонница оглушает меня, как землетрясение.
… Ты требуешь от меня благоразумия,
Социально значимых стихов и веселых писем,
Но я не умею, не получается…
(Вот пишу эти строки и вижу,
Как твои добрые губы искажает недобрая «антиулыбка»,
И сердце мое останавливается заранее.)
Но я только то, что я есть, — не больше, не меньше:
Одинокая, усталая женщина тридцати лет,
С косматыми волосами, тронутыми сединой,
С тяжелым взглядом и тяжелой походкой,
С широкими скулами, обветренной кожей,
С резким голосом и неловкими манерами,
Одетая в жесткое коричневое платье,
Не умеющая гримироваться и нравиться.
И пусть мои стихи нелепы, как моя одежда,
Бездарны, как моя жизнь, как все чересчур прямое и честное,
Но я то, что я есть. И я говорю, что думаю:
Человек не может жить, не имея завтрашней радости,
Человек не может жить, перестав надеяться,
Перестав мечтать, хотя бы о несбыточном.
Поэтому я нарушаю все запрещения
И говорю то, что мне хочется,
Что меня наполняет болью и радостью,
Что мне мешает спать и умереть. … Весной у меня в стакане стояли цветы земляники,
Лепестки у них белые с бледно-лиловыми жилками,
Трогательно выгнутые, как твои веки.
И я их нечаянно назвала твоим именем.
Все красивое на земле мне хочется называть твоим именем:
Все цветы, все травы, все тонкие ветки на фоне неба,
Все зори и все облака с розовато-желтой каймою —
Они все на тебя похожи.
Я удивляюсь, как люди не замечают твоей красоты,
Как спокойно выдерживают твое рукопожатье,
Ведь руки твои — конденсаторы счастья,
Они излучают тепло на тысячи метров,
Они могут растопить арктический айсберг,
Но мне отказано даже в сотой калории,
Мне выдаются плоские буквы в бурых конвертах,
Нормированные и обезжиренные, как консервы,
Ничего не излучающие и ничем не пахнущие.
(Я то, что я есть, и я говорю, что мне хочется.)
… Как в объемном кино, ты сходишь ко мне с экрана,
Ты идешь по залу, живой и светящийся,
Ты проходишь сквозь меня как сновидение,
И я не слышу твоего дыхания.
… Твое тело должно быть подобно музыке,
Которую не успел написать Бетховен,
Я хотела бы день и ночь осязать эту музыку,
Захлебнуться ею, как морским прибоем.
(Эти стихи последние и мне ничего больше не совестно.)
Я завещаю девушке, которая будет любить тебя:
Пусть целует каждую твою ресницу в отдельности,
Пусть не забудет ямочку за твоим ухом,
Пусть пальцы ее будут нежными, как мои мысли.
(Я то, что я есть, и это не то, что нужно.)
… Я могла бы пройти босиком до Белграда,
И снег бы дымился под моими подошвами,
И мне навстречу летели бы ласточки,
Но граница закрыта, как твое сердце,
Как твоя шинель, застегнутая на все пуговицы.
И меня не пропустят. Спокойно и вежливо
Меня попросят вернуться обратно.
А если буду, как прежде, идти напролом,
Белоголовый часовой поднимет винтовку,
И я не услышу выстрела —
Меня кто-то как бы негромко окликнет,
И я увижу твою голубую улыбку совсем близко,
И ты — впервые — меня поцелуешь в губы.
Но конца поцелуя я уже не почувствую.

любовь

Я сейчас вам всем расскажу о настоящей любви.

Я ждал этой встречи две недели. Дата была определена давно. Сегодня тот самый день. С самого утра я проснулся с осознанием близости момента. В такие дни мне всегда хочется выглядеть удивительно, чтобы каждый переспрашивал: «А чего это ты сияешь весь?». Сижу на работе, считаю минуты до контрольной отметки. 18.55, кажется, вечность горит на мониторе. Мое тело начинают пронизывать электрические импульсы.

Я срываюсь в 19.00, задержали какими-то разговорами. Завожу мотор и вперед по десятибалльным пробкам. Добираюсь домой быстро, готовлюсь к встрече. Меня ожидают два часа страсти и рафинированного счастья. Только в эти моменты я ощущаю себя по-настоящему живым, ну это уже проблемы моей жизни, которые не шибко важны на данный момент.

Все началось очень живо. Она выглядит шикарно, впрочем, такой она мне представляется всегда. Наша взаимная любовь преследует меня половину жизни. Через пять минут меня накрывает волной эйфории. Я не в силах сдержать эмоций, сейчас я готов отдать за нее жизнь, да и не смыслю жизни без нее. Вечер выдался жарким, так интересно мне не было очень давно. Она меня не радовала в последнее время, часто ошибалась, но в этой своей безумной любви я готов простить ей все. Мне хватило страсти, на таком пределе я не могу больше, я очень жду окончания.

Громом комнату озарил свисток арбитра.  Ювентус обыграл Реал в рамках группового этапа Лиги Чемпионов. Я счастлив и пьян любовью. Старая Сеньора, как кличут болельщики Ювентус, одержала блестящую победу. Вскинув голову к потолку, вглядываясь в небеса через 8 бетонных плит, я плачу от счастья.